Сергій ОДАРЕНКО. Шпальти київського газетяра

"Трое суток шагать, трое суток не спать ради нескольких строчек в газете..."




Роби як я!

1.png


Моя популярність

Моя популярність

 

Рейтинг блогов

Я на Хайблозі

 

Бесплатные линейки для форумов и блогов, линейки на рабочий стол - Flines.ru

Опрос

Serzh84: Звідки ви мене знаєте?



Мои фотоальбомы

Случайное фото со мной

Мои фотоальбомы


чорна мітка

Календар
Июнь
ПнВтСрЧтПтСбВск
      
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30

Моя статистика

 

bigmir)net TOP 100

Відео


Опрос

В чому сенс буття?



Интересы

Антиинтересы

serzh84odarenko
музіка: Артём Лоик

Не стерпится

В украинских семьях насилие становится нормой

Сергей Одаренко, Фокус

За последние два года число изнасилований, зафиксированных официальной статистикой, удвоилось. Психологи убеждены: всё дело в том, что в украинских семьях насилие считается нормой

Эта история похожа на ту, что случилась с Оксаной Макар. Только конец у неё не такой страшный. Дело было в Киеве. 25-летнюю Татьяну Годорожу пригласил к себе 8 Марта старый знакомый, с которым она раньше полгода снимала квартиру. Девушка доверяла ему и согласилась. Не испугали её и четверо друзей парня, которые тоже участвовали в вечеринке. Подвыпив, мужчины начали приставать к Татьяне. Та пыталась дать отпор, но её жестоко избили, и она поняла, что сопротивление бесполезно.

Николаевские жертвы Оксана Макар и Александра Попова, групповое изнасилование в Умани, убийство девушки в Симферополе — эти преступления получили огласку, но тысячи других остаются незамеченными. Только в прошлом году в МВД было зарегистрировано 515 833 преступления, почти на 15 000 больше, чем в 2010-м. Из них 1348 — изнасилования. Хотя за последние два года количество женщин, обращающихся в правоохранительные органы по факту изнасилования, возросло почти вдвое, реальная цифра, как признаются сами милиционеры, раз в десять выше. Многие жертвы просто молчат. В украинском обществе, говорят психологи, возникла атмосфера вседозволенности и безнаказанности. А жестокость, с которой совершается насилие, они объясняют нездоровой обстановкой в семьях.

 Хата с краю

«Почему я попала в такую переделку? Слишком доверяю людям», — говорит Татьяна Годорожа с лёгким молдавским акцентом. Это уже второе изнасилование в её жизни. Первое случилось, когда ей было 15. Тогда девушка подала заявление в милицию, и насильника посадили на 10 лет, в этом году он как раз должен выйти на свободу. На этот раз Годорожа решила заявление не писать: «Я в Украине нелегально, и если обращусь в милицию, мне грозит депортация». Однако мысли о мести посещали Татьяну. «Те мужики и сегодня живут на той же квартире, если бы я захотела, отправила бы туда друзей. Они бы избили их до полусмерти, — рассказывает она, — но я подумала, что месть — не выход».

Татьяна наслышана о деле Оксаны Макар. Но говорит, что у неё совсем другой случай. «Ей не надо было говорить угрожающим тоном, что, мол, побегу в милицию, и истерить, — восклицает она, путаясь от волнения в русских словах. — Конечно, после такого убьют! Если бы я себя повела так, как Оксана, я бы тоже не вышла из квартиры». От укоризненного замечания о том, что, оставляя на воле пятерых насильников, она ставит под угрозу безопасность других девушек, Татьяна отмахивается: «Это уже не моё дело».

Психолог центра для женщин «Право на здоровье» Анна Гагарина считает: принцип «моя хата с краю» — главная причина ожесточения общества и роста насилия. Людям приходится буквально выгрызать право на жизнь для себя и своих семей, и чужие трудности их не волнуют. «Я надеюсь, что в свете последних событий люди задумаются и поймут: небольшое участие одного человека в проблемах другого может изменить жизнь к лучшему», — говорит Гагарина.

Насилие в тапочках
Равнодушие — только половина проблемы, считает психолог Оксана Сафронова. Вторая — широко распространённое в Украине домашнее насилие. «Дети, воспитанные в семьях, где оно в порядке вещей, вырастают с убеждением, что решать проблемы через рукоприкладство — это нормально, — подчёркивает Оксана. — Такая ситуация в комплексе приводит к росту насилия в социуме, делает людей агрессивнее. Поэтому неудивительно, что сегодня происходят такие кошмарные случаи, как с Оксаной Макар».

Как свидетельствуют данные МВД, более тысячи украинских женщин ежегодно погибают от домашнего насилия. А за последний год количество жалоб в милицию по поводу насилия в семьях выросло на 15%. «Подобное отношение встречается даже в народном фольклоре: бьёт — значит, любит, небитая жена — как неклёпаная коса», — вздыхает Сафронова. Закон о предупреждении домашнего насилия появился в Украине только в 2001 г., но уже очевидно, что он не работает. В прошлом году, по данным Минсоцполитики, в милицию с жалобами на домашнее насилие обратились 126 514 человек. Из них 90% женщин, 9,4% мужчин и 0,6% детей. Правозащитники уверены: эти цифры занижены как минимум в десять раз, и реальное количество жертв такого насилия за год в нашей стране давно перевалило за миллион.


Фото: Иду на вы. Киевлянка Наталия Мазур добивается защиты для жертв домашнего насилия в Страсбургском суде
 

36-летнюю киевлянку Наталию Мазур муж избивал с первого года замужества. Женщина терпела. «Ребёнок должен расти в полноценной семье», — оправдывалась она. Только через пять лет, не выдержав унижений, Наталья подала на развод. «Даже после разрыва он продолжал к нам приходить — суд отказывался лишать мужа родительских прав, я же не могла ему помешать видеться с сыном», — возмущается Мазур. Терпение женщины лопнуло после того, как экс-супруг в очередном припадке агрессии приставил к её голове пистолет. Чудом спасшись, она подала иск против Украины в Страсбургский суд. «Если нашу страну заставят принять законы, способные защитить жертву домашнего насилия, я успокоюсь», — говорит Наталия.

Но она прекрасно знает: законы сами по себе не спасают от побоев. «Во время избиения я звала на помощь, — вспоминает Мазур. — И самое ужасное, что соседи всё слышали. Но никто не вызвал милицию». Многие твердили ей, мол, сама виновата, не надо было терпеть. «Безразличие убивает, — сетует Мазур. — Никто не подумал, что я не могла отделаться от мужа, мои обращения в милицию ничем не заканчивались». Наталия вспоминает, что после случая с пистолетом правоохранители советовали ей не снимать побои. Дело в том, что её муж, в то время работавший начальником службы безопасности посольства одной из европейских стран, перед покушением написал на подушке шестилетнего сына записку: «Артём, прощай! Люблю тебя и маму». «Похоже, он собирался сначала застрелить меня, а затем и себя, — предполагает Мазур. — Абсурд, но меня могли обвинить в доведении до самоубийства».

Фото: Новая жертва. Пострадавшая Татьяна Годорожа пережила два изнасилования и винит в случившемся только себя – за доверчивость
 

Сегодня Наталия, когда суд наконец встал на её сторону и лишил мужа родительских прав, помогает женщинам, подвергающимся домашнему насилию. Жертвует деньги на приюты. Она убеждена: агрессия часто родом из детства. Её бывшего мужа, когда он был маленьким, и его мать избивал отец. «Насильники по жизни трусливые люди», — полагает Мазур.

С ней соглашается и психолог городского центра социальных служб Оксана Сафронова. 
«Жертвами становятся тонкокожие люди, готовые принести себя в жертву ради комфорта других», — говорит она. А причиной агрессии часто служит комплекс неполноценности насильника, над которым ранее издевались. «Они ужасно боятся, что придётся вновь пережить прошлое, и пытаются обезопасить себя, выбирая в своё окружение людей слабее», — отмечает Сафронова. В роли насильника обычно выступает мужчина. Сначала он изолирует жертву — запрещает ей встречаться с друзьями, ограждает от общения с родителями. Затем требует, чтобы она бросила работу. И когда женщина остаётся одна, мужу легко говорить, что без него она ничего не стоит. И бить её. Так насильник самоутверждается.

«Одна моя пациентка 15 лет терпела побои мужа, твердила: главное, чтобы сын рос с отцом, — рассказывает Сафронова. — Сын вырос и теперь вместе с отцом избивает её. Это социальная эстафета. Поэтому я всегда говорю: не терпите, будет только хуже!»

Домашний хоккей
47-летний Виктор Чуприна уже 23 года в браке. Он вспоминает, как всё начиналось: любовь, романтика. Но со временем жена начала повышать на него голос, оскорблять. В последнее время дошло до побоев. «Вывести её из себя проще простого — вспыхивает, как спичка, — взволнованно рассказывает Виктор. — Она постоянно меня обзывает, убеждает, что я пустое место. А недавно ей кто-то из родственников подарил хоккейную клюшку, так теперь она с ней неразлучна: лупит меня и наших двух дочерей со всей силы». Виктор рассказывает, что поначалу пытался защититься, но жена была сильнее и только пуще свирепела. Зар-
плату, которую он приносил домой, тут же отбирала, всех друзей и родственников мужчины выставляла за дверь. «Как-то после очередного избиения я вызвал милицию, но они не поверили — сказали, что я напился и сам разбил себе нос», — вспоминает Чуприна.

В рассказ Виктора трудно поверить. Но его слова подтвердили в Святошинском центре социальных служб для семьи, детей и молодёжи (Киев), куда мужчина обратился за помощью. По словам сотрудницы центра Инны, на прошлой неделе у них было собрание, на котором решили отправить жену Виктора на коррекционные программы. Там с ней будут работать психологи и другие специалисты, чтобы снизить агрессию и научить её контролировать гнев. Всего же по статистике в прошлом году на такие программы направили 4240 украинцев, из них — 364 женщины. Однако подверглись коррекции всего 396 человек.

По мнению Оксаны Сафроновой, коррекционных программ для решения проблемы насилия в обществе недостаточно. Она вспоминает, как её пациентка из Житомира десять лет терпела побои мужа, но, когда он попытался изнасиловать дочь, зарубила его топором. «Ей дали 15 лет. За что? За то, что милиция ничего не делала?» — с горечью говорит Сафронова. 
Впрочем, список тех, кто «ничего не делал», милицией не ограничивается. Пока общество равнодушно или терпимо к домашнему насилию, его ждут все новые и новые встряски вроде николаевского дела. 

Числа зверя
Статистика преступлений, связанных с физическим насилием, объясняет, почему многие считают его нормой

Данные МВД, ВОЗ, Минсоцполитики, анонимного анкетирования участковых инспекторов милиции, проведённого международным правозащитным центром «Ла Страда-Украина»

Быт или бить
Виды домашнего насилия и их соотношение в Украине

По данным международного женского правозащитного центра «Ла Страда-Украина»

Сергей Одаренко, Фокус

Теги: феминизм бытовое насилие мораль в обществе изнасилование жертвы

П.С. Подпись к заглавной фотке: Одна сатана. Киевлянин Виктор Чуприна (на фото с дочерью и внуком) надеется, что после работы психологов жена перестанет бить его клюшкой 
Фото: Дмитрий Стойков

  • 35,3% всех преступлений, совершённых в Украине в 2011 году, — тяжкие и особо тяжкие (годовая динамика 1,8%)
  • 25% европейских женщин хотя бы раз в жизни пережили домашнее насилие
  • 4–12% женщин перенесли физическое насилие в состоянии беременности
  • 120 000 родителей в Украине лишены родительских прав
  • 90% случаев насилия в семье не фиксируется работниками милиции
  • Физическое — 44,7%
  • Психологическое — 44,1%
  • Экономическое — 6,5%
  • Сексуальное — 4,7%
 


Рекомендовать запись
Оцените пост:

Откуда приходят на эту запись за последний месяц   1 день 10 дней 30 дней

Нет данных

Показать смайлы
 

Комментариев: 2

Рекомендував цей запис

небольшое участие одного человека в проблемах другого может изменить жизнь к лучшему


 
ОБОЗ.ua